Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
Росла красивой, росла высокой,
Её сломили - она подсохла.
 Её сломили зимой по насту,
Ручьи будили: «Вставай и здравствуй!»
Будили ветры, будили птицы,
Но мёртвых веток не добудиться.

А пень остался и птиц услышал
И догадался, что жив и дышит,
Тянул, как брагу он всё упорней
Живую влагу в живые корни.
 Но сок пьянящий, не нужный стеблю, 
Едва поднявшись, течёт на землю.

А пень остался и птиц услышал
И догадался, что жив и дышит, 
Тянул, как брагу он всё упорней
Живую влагу в живые корни. 
Но сок пьянящий, не нужный стеблю, 
Едва поднявшись, течёт на землю.
 
Я припадаю к пеньку губами 
Я обнимаю пенёк руками
И пью, как брагу, скрывая слёзы, 
Родную влагу, родной берёзы.

Я знаю горе, я горю внемлю, 
 Живи же корень, я буду стеблем! 
 Я продолжение твоё живое, 
Твоё цветенье с твоей листвою.
И всё что гибнет во мне и вянет,
Твой сок поднимет, спасёт, распрямит.

Я знаю горе, я горю внемлю, 
 Живи же корень, я буду стеблем!
 Я продолжение твоё живое, 
Твоё цветенье с твоей листвою.
И всё что гибнет во мне и вянет,
Твой сок поднимет, спасёт, распрямит.

Есть в хорошем исполнении Алёны Ириной